ПОСЛЕДНЕЕ
Всемирно известные художники показали свой «Масочный режим»

Всемирно известные художники показали свой «Масочный режим»

Они нашли новые смыслы в главном аксессуаре наших дней

В галерее «Наши художники» в центре Москвы открылась выставка «Масочный режим». 12 российских художников, живущих по всему миру, представили самые неожиданные варианты главного аксессуара эпохи пандемии.  

Фото: Владимир Куприянов

Без маски мы сегодня не обходимся ни дня. Она – не только средство защиты, атрибут пандемического времени, но и модный аксессуар, возможность  самовыражения и  явление новой культуры. Кураторами спецпроекта культового еще с советских времен журнала «Декоративное искусство» стали корреспондент «МК» Мария Москвичева и наш постоянный автор  Дмитрий Гражевич. Вместе они ведут  рубрику «Искусство БЫТиЯ». Их «Масочный режим» – взгляд на маску  как культурный и социально-политический феномен.  

Слово «дизайн» впервые у нас появилось на страницах «Декоративного искусства» в 1960 году. В историческом зале выставки представили более 50  выпусков журнала разных лет, начиная с самого первого номера за 1957 год,  посвященных моде, архитектуре, актуальному искусству. В одном из них   опубликован и  «Масочный режим». 

Каждый из участников этого проекта предложил свое видение маски не просто как повязки на лице, но как атрибута новейшей культуры. В основном зале  выставлены  постеры художников и придуманные ими  маски. Самый необычный  участник – Лев Бакст, представленный  Наталией Курниковой, основавшей галерею «Наши художники»,  которая специализируется  на искусстве начала XX века. Бакст — мастер станковой живописи и театральной графики,  входивший в объединения  «Мир искусства» и «Русские сезоны».  Его эскизы орнамента на шелке в 1920-х годах исчезли и были обнаружены в США только несколько лет назад. Теперь их использовали в маске, трансформирующейся в шейный платок, а это, как известно,   — любимый аксессуар Бакста.  

Представитель московского концептуализма Юрий Альберт, живущий ныне в Кельне, обычную медицинскую маску голубого цвета прорывает гигантским красным карандашом, напоминающим нос Буратино. Эта работа отсылает к известному произведению Юрия Дружкова «Приключения Карандаша и Самоделкина». Еще 30 лет назад самый «смешной» художник московской арт-сцены сделал серию концептуальных рисунков по мотивам книги. Они давно вошли в историю искусства.

Один из самых экстравагантных и непредсказуемых российских художников Андрей Бартенев приготовил дискомаску и целую «бартеневтеку для вирусов». Его вдохновили воспоминания о цюрихской дискотеке 1994 года, где танцпол  воспроизводил сейсмические удары. Так и вирусы «раскачиваются от напора дыхания — у них дискотека!» Работы Бартенева заняли целый зал, погружающий посетителей в полумрак. Светящаяся маска окружена кольцом  флуоресцентной живописи ученицы Бартенева — Маши Ив. Каждая картина содержит фразу, заставляющую посетителя  мыслить радостно, вопреки   хаосу жизни.  

Кураторы выставки в дискозале у светящейся маски Андрея Бартенева. Фото: Владимир Куприянов

Константин Бенькович изготовил маску в виде тяжелого собачьего намордника из арматуры. Она становится символом подавления человека, поскольку ограничивает его свободу. Живущая в Лондоне Мила Долман в комплекте с черной маской с перевернутым мухомором предложила кокошник, украшенный не только адскими грибами, но и черепами, кустами земляники и третьим глазом. Карикатурист Алексей Иорш  снабдил свой ответ пандемии карикатурой с надписью «Не соответствует действительности». 

Один из основоположников соц-арта и инициатор бульдозерной выставки Виталий Комар создал в Нью-Йорке  маску цвета пионерского галстука. На ней с пионерским задором написано «Я маске рад!» Надо принимать обстоятельства отчаянно и смело, извлекать что-то полезное из любой неприятности, которую подбрасывает жизнь. Павел Пепперштейн изобразил на черных масках демонов-охранников, призванных отпугивать духов.  Вирусы  в данном случае  и есть духи, а человек должен стать монстром, чтобы противостоять напасти, охватившей весь мир.  

Для участия в проекте пригласили не только знаменитых художников, но и начинающих авторов. География  представленных работ впечатляет. Если  Виталий Комар создавал свою работу в Нью-Йорке, а Юрий Альберт – в Кельне, то группа AES+F – в Берлине. Андрей Бартенев временно перебрался в испанский город Аликанте. Высказывания получились контрастные, что изначально и предполагалось авторами проекта. 

В одном из залов представлены три видеопроекта. Один из них  принадлежит арт-группе AES+F. Это инструкция по применению маски-невидимки. Ее  нет, но при этом она есть — воображаемая. Она диктует линию поведения. Нужно обработать руки антисептиком,  приложить маску к лицу, зафиксировать ее на переносице, посмотреть на себя в зеркало и  убедиться, что маска невидима. Видео Татьяны Шерстюк «Маска» навеяно одноименным произведением Станислава Лема. Сакральное начало связано с обнаженным лицом, которое мы уже привыкли прятать от чужих глаз. Сбросить маску иногда страшнее, чем обнажить тело.  «Аpnea» Сергея Катрана стало пророческим и воспринимается как предчувствие 2020 года. Апноэ – это приостановка дыхания во сне, способная  привести к полной или частичной утрате вентиляции лёгких. Художник искусственно вводит себя в это состояние и продолжает рисовать.   Создано это видео за два года до пандемии. 

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *